Полиция не девушка, ее не любить, уважать надо

15.10.2019 03:06

#ДЕЛО

Сейчас, конечно, обстановка не такая, как раньше. Чечня восстановлена. Очень красивым стал  Грозный. Вечером можно спокойно гулять и с семьями, и с детьми. Но все равно, на мой взгляд, определенная напряженность существует

Александр Николаевич Шахов — российский военный и общественный деятель, генерал-майор МВД России в отставке. С 1999 по 2002 год — начальник ГУВД Тольятти, с 2002 по 2011 год — заместитель начальника главного управления внутренних дел по Самарской области.

 



Девяностые испытывали на прочность всех. Людей его профессии — особенно. Генерал-майор МВД Александр Шахов уверен: тот, тольяттинский, опыт сделал его жизнь ярче и интереснее.

 С Пятой просеки 

Александр Николаевич, я не спрашиваю, дрались ли вы в детстве. Думаю, что дрались. А вот с кем и за что – штрихи к портрету...

— Родился в Куйбышеве. Жил в частном секторе с родителями, на Пятой просеке.  Территория — пять-шесть домов. Друзья  — с малых лет вместе: в футбол погонять, на Волгу поплавать, на велосипедах покататься. Ну и когда наши интересы пересекались с интересами ребят из других домов, дрались, бывало. Без особой злобы. Дрались не из-за девчонок, прямо скажу. Вот защитить честь друга — бывало. Обижали друзей — все вступались, и я в том числе.

А если домой после мальчишеских стычек  — с синяками и  ссадинами?

— Нормально. Главное, жив-здоров. Отец меня всегда защищал: мальчишка должен уметь и за себя постоять, и за того парня, и за девчонку. Поэтому дома мне за ссадины не попадало.

Вы закончили авиационный институт. А в авиационном на «ментов» не учат…

— Закончил школу. Подготовка хорошая, да и учился я хорошо. Ну куда пойти? Авиационный институт был в ту пору самым престижным в городе. Не прошел по конкурсу. Приняли  с этими баллами на вечернее отделение. А тогда с вечернего брали в армию. И попал я на Северный флот, три года отслужил.


Севера

— Северный флот — звучит романтично. Но это для девушек. А как  на самом деле севера нюхали?

— Нюхали. И нормально. В мае я призывался, а там,  в Северодвинске, снег идет. И ветер такой,  что будь здоров. Попал в радиотехническую разведку флота. Это части особого назначения. Служил на атомной лодке. Отслужил, вернулся в авиационный. Север дал много. Я ведь ни секунды не пожалел, что попал на флот. Почувствовал коллектив, познал, что такое дружба, что такое корабль. На подводной лодке  лишних людей нет. Там или все выживают, или все погибают. Гордился и горжусь тем, что  служил  в таких частях.

— Теперь я понимаю, что генералами не рождаются, генералами становятся…

— Наверное, да. Отец всю жизнь проработал на заводе. Москвич по рождению, он строил первую очередь московского метрополитена. В сорок первом, когда война началась, написал заявление в армию, а ему: «Извините,  Николай Максимович, на заводе тоже кто-то должен работать». Завод эвакуировался в тыл. И он молодым парнем вместе с заводом приехал  в сорок первом на Волгу, в Куйбышев. Пытался и отсюда на фронт попасть, результат тот же — нет,  надо работать. Время голодное. Завод вырос на ровном месте. Отец всю жизнь проработал на этом заводе. Слесарь-лекальщик седьмого разряда. В пятьдесят пятом получил звание Героя соцтруда. Активный по жизни человек. Рабочий.

 Мужчины растят мужчин. Когда пришла пора, его сын от Чечни не отнекивался...

— Если носишь погоны, служи. Я в две тысячи втором перевелся в Тольятти в должности замначальника УВД, и моя первая командировка — в Чечню. Пока служил, было шестнадцать командировок на Северный Кавказ: Дагестан, Чечня, Ингушетия. Два раза уже был в тех краях, будучи в отставке. Правда, сейчас это уже общественная работа.

Сейчас, конечно, обстановка не такая, как раньше. Чечня восстановлена. Очень красивым стал  Грозный. Вечером можно спокойно гулять и с семьями, и с детьми. Но все равно, на мой взгляд, определенная напряженность существует. Нужно понимать, что это люди, которые перенесли на себе почти двадцатилетнюю войну.  Понятно, что, когда погибло столько людей, никто этого не забудет.


Опера 

 — Как не забудутся и девяностые. При вас в криминальной столице тех лет, в Тольятти,  преступность сдала позиции.

— Нет, немножко не так. Не то чтобы это неправда. Просто нужно говорить обо всем поэтапно. Я же в Тольятти начал работать с 2003 года. А начинал службу в милиции в восемьдесят третьем году инспектором уголовного розыска. Когда учился на старших курсах, познакомился с ребятами из  уголовного розыска. Близко подошел к милиции. И когда заканчивал институт, уже совершенно осознанно решил, что это моё.

Я до 73-го года служил инспектором уголовного розыска в Ленинском отделе Куйбышева. Потом меня перевели в управление угрозыска области. Занимался оперативной работой, принимал участие в раскрытии тяжких преступлений, объездил всю область, знал Тольятти. И в 83-м меня назначили начальником отдела угрозыска Центрального района Тольятти. Я там проработал до 89-го. В 95-м стал  начальником криминальной милиции города.

— Оперативная работа — интеллектуальное вложение в правопорядок…

— Я бы сказал, это вершина милицейской работы. При всем уважении к другим службам. Оперативная работа позволяет раскрывать особо тяжкие, неочевидные, серьезные экономические, организованные  преступления. Оперативную работу придумали не мы. Ее знали со времен полковника Зубатова из царской жандармерии. В то время наш российский сыск был лучшим в Европе. Знания ниоткуда не приходят.

В девяностые  Тольятти признавался криминальной столицей новой России…

— Глобальные изменения в экономике. Изменения  в криминальном мире. А законодательство еще не было готово к правовому обеспечению того,  чем занималась полиция: в борьбе с преступностью. Преступность качественно изменилась. В девяностые контроль над криминалом в Тольятти, в  Самарской области, в стране уже брали не воры в законе, а молодые ребята, как правило, несудимые, как правило, некурящие, непьющие, обычно спортсмены.  Отчаянные, наглые, молодые, они  почувствовали,  что закон не готов с ними бороться. 

С учетом того, что Волжский автомобильный завод был на тот период мощным предприятием,  он стал очень притягательным местом для криминала И все это вылилось в конечном итоге в очень серьезное осложнение оперативной обстановки. Вышла вперед новая, молодая преступность. Мы начинали лопатить ту публику, которая была ранее судима, и получали нулевой результат. И пока первую половину девяностых мы учились работать с новой категорией преступников, преступления раскрывались плохо, а убийств было много, потому что группировки боролись за сферы влияния между собой. Убийства были в банях, на улицах, на Волге, в спортзалах, в квартирах.

В общем,  уходя на работу, вам надо было, по сути, прощаться с домашними на всякий случай?

— Ну,  прощаться — не прощаться, но домой по вечерам приходил далеко не всегда. Разве что переодеться да побриться. Очень напряженная работа была тогда. Ребята наши гибли.

Было страшно?

— Да, наверное, нет. Может, оттого, что молодые были. Может, воспитание такое, что пасовать  было нельзя. Злость появлялась, потому что мы не могли защитить людей.

Мне журналисты в те времена откровенно говорили: ваш Тольятти — самый кошмарный город России. Вы возьмите любой крупный город, будь то Москва, Питер или Нижний, все это и им было присуще. Дело прошлое. Но Тольятти был не худшим.

 К концу девяностых ситуация  изменилась в лучшую сторону.  Не с состоянием преступности, а с раскрываемостью тяжких преступлений. Мы научились. К концу девяностых прошло несколько задержаний, которые дали толчок к раскрытию преступлений,  совершенных  еще в девяносто третьем, четвертом, пятом. Откапывали забетонированные, закопанные, обезглавленные трупы. Боролись с преступностью  самоотверженно. Добились высокого уровня оперативной информированности.

Добросовестно работали, честно служили,  рисковали… Да, волею судьбы я был руководителем. Но как короля делает свита, так к результату работы приводят подчиненные. Нужны усилия многих десятков людей. Я иногда шучу: кто в Тольятти поработал, может работать везде: опыт колоссальный


После капрала

Веселая песенка: «Как хорошо быть генералом…».  Так когда же генералу хорошо?

— Когда вокруг все хорошо: в семье, у  друзей, на работе. Когда претензий сверху нет, когда населению спокойно… Вот тогда-то  генералу и хорошо.

—  Трудно нынешнему простому парню-полицейскому,  справедливо или не очень справедливо не любимому народом? Как преодолеть нелюбовь?

— Я скажу так: ни один простой парень на своем месте в одиночку ничего не преодолеет. Ему на своем месте надо честно и добросовестно выполнять свои обязанности и не давать повода населению думать плохо о милиции, о полиции. Если он будет брать взятки, вести себя по-хамски с людьми, по нему будут судить обо всей полиции. Его не надо любить, он не девушка.  Уважать надо. Надо подчиняться его законным требованием, а государству — поддерживать зарплатой, жильем.

На каждом телеканале сегодня кино про полицию. Похоже на правду?

— Первые серии питерских ментов «Улицы разбитых фонарей», на мой взгляд,  соответствовали реальной ситуации. Сейчас на экраны выходит ерунда. Сериалы   непрофессиональны. Я их не люблю и не смотрю.

С кино понятно. А чем живет генерал в отставке сегодня?

— У меня целых пять внуков! Тимофей — единственный парень, остальные девчонки.  Старшей, Анечке, восемнадцать, закончила школу с золотой медалью. У  младшего сына — две девчоночки до школы еще не дотянули. Занимаюсь дачей, на которой раньше и бывать не приводилось. Зимой — охота. А отдых люблю дикий: ни разу не был ни в одном санатории, ни в одном Доме отдыха МВД.

Вот подрастет Тимофей, придет к вам и спросит:  дед,  а что если я твое дело продолжу?

— Я против не буду. А только предварительно расскажу, как в этом деле надо самоотверженно работать. Захочет — да ради Бога: чем смогу помогу.

Девяностые не снятся, Александр Николаевич?

— Вспоминаются, но не снятся. Я вообще крепко сплю.




Читайте также:

Весна в «Августе»

Как завод кондиционеров уходит от «чистой» сборки

10.08.2019 14:59:43 38
Читать полностью...

Владимир Анисимкин: «Радио-инструмент, бьющий точно в цель!»

История каждого человека – это история случайностей или история любви.

10.08.2019 15:24:40 35
Читать полностью...

Как «Нива» стала «Шнивой»

Тандем русского и зарубежного ноу хау

11.08.2019 20:41:28 35
Читать полностью...

КОД ПОКОЛЕНИЯ

Радость дарящая

11.08.2019 21:29:17 32
Читать полностью...

 АРХИВ ЖУРНАЛОВ